|

Низкое положение женщин в Японии отражено в языке

АВТОР:

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ The Japan Times

Исторически сложилось, что два из самых оскорбительных слов в японском языке связаны с женским чревом: 石女 (умадзумэ, каменная женщина) — оскорбление в отношении женщины, не сумевшей родить ребенка; и 畜生腹 (тикусё-бара, звериное чрево) — для женщин, которые рожили двойни или тройни, потому что, согласно, народной мудрости, только животные рожают несколько детей за раз.

Многие японские ругальства связаны с женскими репродуктивными органами, что говорит многое об общественных и культурных ценностях. В языке отражаются суждения и предрассудки конкретной группы. Он определяет, как они видят мир и каким бы хотели его видеть — и поэтому язык преображает этот мир. Учитывая, что существует столько уничижительных и негативных слов, связанных с женщинами, стоит ли удивляться тому, что сексизм до сих пор процветает в Японии?

Это ясно отражено в тридцатом юбилейном издании "Мир женщин: что японские слова говорят о женщинах" автора Киттредж Черри. Несмотря на то, что впервые эта книга была опубликована в 1987 году и некоторые её части устарели, в целом она остается удивительно актуальной. Короткий, тщательно проработанный материал Черри наполнен живыми описаниями и освещает исторические истории о словах, касающихся женщин, иллюстрируя, как женственность, феминность и роль женщин воспринимаются в японском обществе.

Сочинение Черри остроумно, но эта коллекция коротких эссе иногда читается как мрачная история сексуального угнетения. It is astonishing how many words there are to belittle and objectify women.

Например, иероглиф 女 (онна, женщина) часто означает что-то плохое или коварное в составе других слов: 奴隷 (дорэй, раб) при комбинации с символом, означающим руку; три женщины вместе - это 姦しい (касимасийi, шумный), или даже 姦する (кан суру, насиловать, соблазнять, оскорблять); женщина, зажатая между двумя мужчинами, - 嬲り殺し (набури-короси, смерть от пыток). Согласно кандзи 嫉む (сонэму), ревность - это женская болезнь.

Мужчины естетственным образом ставятся выше женщин: и для мужчин, и для женщин оскорбительно, если их поведение или мысли назовут 女性的 (дзёсэйтэки, женоподобный). Никто из женщин не захочет быть 男勝り(отоко-масари,превосходящая мужчин), потому что это считается высокомерным; 女以下 (онна-ика, хуже женщины) - ужасное оскорбление для мужчин.

Другая большая группа слов отражает веру в то, что женщины должны быть 良妻賢母 (рё:сай-кэмбо, хорошие жены и мудрые матери). 花嫁修業 (ханаёмэ-сюгё:, тренировка невест) предполагает, что саморазвитие нужно, чтобы заполучить хорошего партнера; 永久就職 (эйкю:-сю:сёку, пожизненное трудоустройство) относится к обязанностям жены, что определяет брак как экономическое соглашение; замужество за более богатым, чем ты сама человеком, одобряется и называется 玉の輿に乗る (тама-но-коси ни нору, ехать в паланкине, украшенном драгоценностями), а не порицается как в английском языке - "золотоискательство".

Взглянем на другую сторону спектр Мадонна-шлюха: существует ожидание, что мужчина заслуживает удовлетворения своих сексуальных потребностей. Можно насчитать 30 слов для обозначения проститутки, но ни одного для мужчины, который пользуется её услугами. Кандзи 痴漢 (тикан), которые означает извращенцев в поездах, состоит из иероглифов “глупый” и “человек”; Черри предполагает. что это “отражает снисходительное отношение общества к этим глупцам” — они всего лишь глупые люди, а не преступники.

К счастью, существуют и почтительные слова: 天照大神 (Аматэрасу-о:ками, Аматэрасу, богиня солнца) - это праматерь всех японцев и высшее божество синто, одной из немногих религий, где солнце представляется как женщина. В античные времена, когда Япония была матриархальной, у женщин было больше политической и религиозной власти. С тех временем сохранилиьс две традиции: 婿養子 (мукоё:си, мужчины, переходившие в семью жены и принимавшие её фамилию) и 里帰り(сата-гаэри, когда женщины возвращались в дом матери, чтобы родить ребенка, и оставляли мужей одних).

Поскольку юбилейное издание получило только нове вступление, сам текст устарел. Мнения опираются на опросы, проведенные в 1982 году или ранее, и в книге присутствуют приговоры, такие как «Пройдет много лет, прежде чем станет проявится о полный эффект Закона о равных возможностях в области занятости [принят в 1985 году]». Современные читатели, которые не очень хорошо знают Японию, могут поддаться соблазну и поверить, что работодатели по-прежнему убеждаются, что незамужние женщины живут со своей семьей, что некоторые работники говорят своим женам только три слова (“Ужин! Ванна! Постель!”) и что Белый день - это новый и непопулярный маркетинговый ход.

В своем вступительном слове Черри объясняет, что три года она тщетно ждала, чтобы кто-то написал современный эквивалент «Мира женщин», но пока этого никто не сделал. Похоже, что причины, вызвавшие ее досрочный выход на пенсию, могут помешать ей сделать более пболее подробно обновить остальную часть работы, но ее введение представляет собой тщательную оценку того, что изменилось за последние 30 лет, включая растущее признание транссексуальных проблем, увядающей привлекательности брака для женщин, равных брачных прав для лесбиянок, снижения рождаемости, «вуменомики» и увеличения добровольного безбрачия среди обоих полов.

Хотя эта книга скорее социально-исторический текст, чем современный народным справочником, «Мир женщин» остается богатой сокровищницей слов и размышлений об аспектах японской женственности, которые вы нигде не найдете.