Volume 12, No. 1 
January 2008

 
  Kirk Anderson


Front Page

 
 
 
Select one of the previous 42 issues.

 

Index 1997-2008

 
TJ Interactive: Translation Journal Blog

 
  Translator Profiles
Верно выполняя тяжелую работу
Кирк Андерсон

 
  The Profession
The Bottom Line
by Fire Ant & Worker Bee
 
Do We Really Need Translation Standards After All? A Comparison of US and European Standards for Translation Services
by Gérard de Angéli
 
Ethical Implications of Translation Technologies
by Érika Nogueira de Andrade Stupiello

 
  Translators Around the World
American Translators Association Surpasses 10,000 Members
by Joshua Rosenblum

 
  In Memoriam
In Memoriam: Rosa Codina
by Verónica Albin
 
In Memoriam: Dr. William Macfarlane Park
by Andrew Park and Ann Sherwin
 
In Memoriam: William J. Grimes
by Isabel Leonard
 
In Memoriam: Leslie Willson

 
  TJ Cartoon
Great Moments in Languages — The Punctuation War
by Ted Crump

 
  Translation Theory
Good Translation: Art, Craft, or Science?
by Mahmoud Ordudary
 
¿Es la traducción una ciencia o una tecnología?
Macarena Molina Gutiérrez

 
  Translation Nuts and Bolts
Übersetzung elliptischer Strukturen aus dem Französischen und Portugiesischen
Katrin Herget, Holger Proschwitz

 
  Translation of Advertising
New Zealand in Translation: Presenting a Country's Image in a Government Website
by Zhao Ning

 
  Arts and Entertainment
The Contact Between Cultures and the Role of Translation and the Mass Media
by Juan José Martínez-Sierra, Ph.D.

 
  Book Review
Double the Pleasure: The Complete Fables of Jean de La Fontaine Translated by Norman Shapiro
by Robert Paquin, Ph.D.
 
Review of "The Book of Psalms: A Translation with Commentary" by Robert Alter
by Alexandra Glynn

 
  Китайский
An Integrated Approach to the Translation of Special Terms with Special Reference to Chinese term lüse shipin (green food)
by Zhu Yubin

 
  Cultural Aspects of Translation
Hindrances in Arabic-English Intercultural Translation
by Adel Salem Bahameed, Ph.D.
 
Unique Korean Cultural Concepts in Interpersonal Relations
by D. Bannon

 
  Literary Translation
Chinese Translation of Literary Black Dialect and Translation Strategy Reconsidered: The Case of Alice Walker's The Color Purple
by Yi-ping Wu and Yu-ching Chang
 
A Study of Persian Translations of Narrative Style: A case study of Virginia Woolf's The Waves
by Somaye Delzendehrooy

 
  Translators' Tools
Technology and the Fine Arts
by Jost Zetzsche
 
Generating a Corpus-Based Metalanguage: The Igbo Language Example
by Enoch Ajunwa
 
Translators’ Emporium

 
  Caught in the Web
Web Surfing for Fun and Profit
by Cathy Flick, Ph.D.
 
Translators’ On-Line Resources
by Gabe Bokor
 
Translators’ Best Websites
by Gabe Bokor

 
Translators' Events

 
Call for Papers and Editorial Policies
  Translation Journal


Translator Profile
 

Верно выполняя тяжелую работу

Кирк Андерсон

   Я изучал языки довольно сложным путем. В школе. С учителями, которые не были носителями языков, которые они преподавали, а некоторые из них даже не были носителями английского. До самого колледжа. Но несмотря на то, что мои преподаватели считали, что языки мне даются, и в отличие от большинства моих одноклассников, мне на самом деле нравилось изучать их, я, как оказалось, и представления не имел, что значит говорить на иностранном языке, пока я не пожил и не поучился в различных странах по всему миру, в Китае, Испании и Франции в большинстве своем, параллельно останавливаясь и в других странах, от северной Африки до Скандинавии. Иными словами, мне, застенчивому ребенку из Детройта, пришлось выбраться за пределы родного городка.

Я действительно не понимал, что значит по-настоящему говорить на иностранном языке, до тех пор пока я не пожил и не поучился заграницей.
На самом деле, я с детства был подвержен влиянию иностранных языков Моя бабушка, которая некоторое время жила с нами, говорила по-немецки, так же как и ряд наших соседей, преимущественно иммигрантов, работавших в то время на немецкую компанию Volkswagen. Еще у меня было много друзей, соседей и одноклассников, которые говорили на итальянском, греческом, тагальском, польском, французском, арабском, фарси, китайском, так что я всегда знал, что языков на свете множество. Я даже слушал единственную франко-канадскую радиоволну, которую удавалось поймать моим радио-часам и то лишь в ночное время.

Я также слышал о переводчиках и был заинтригован.. У друзей моих родителей был один друг, который работал на правительство в качестве переводчика еще в 60-ых или 70-ых, и, насколько я помню всю эту историю, мне говорили о то, что какие-то люди в черном летят на вертолете к убежищу отшельника в горах и везут ему документы для перевода.. Я конечно уверен,что на деле все было совсем не так, но для меня, будучи ребенком, это звучало довольно здорово.

Когда я жил в Севилье, в Испании, в середине 1980-х годов, я впервые познакомился с настоящим переводчиком: Брит жил нелегкой жизнью, постоянно одевался в кожаную куртку, и был прочно обосновавшимся в городе лицом. Он переводил технические справочники на испанский язык (что,как я позже узнал,являлось нарушением, т.к. основное правило запрещало переводить с родного языка), и, казалось, хорошо зарабатывал на жизнь. Его способности к разговорному испанскому производили на меня глубокое впечатление. Этот парень, которого выдавал явный лондонский акцент, полностью трансформировался, даже,казалось бы, физически, когда он начинал говорить по-испански. Его практически прозрачная кожа даже, казалось, приобретала оливковый оттенок, когда он начинал говорить и жестикулировать на чистейшем сленге Андалузии. Он доказал мне, что это действительно реально - говорить на иностранном языке.

Но, по той или иной причине, я никогда всерьез не задумывался о переводе. Конечно, изучая язык в колледже, мне приходилось переводить, и особенно сложен был перевод французской романтической поэзии на английский язык. Во время работы за границей, я брался за некоторый устный и письменный перевод, но в то время я больше думал о зарплате, чем о самой работе. Я был вовлечен в литературу, письмо, и преподавание, моя будущая академическая карьера ясно виднелась на горизонте: девять месяцев работы в классе и целое лето для отдыха и развлечений. It was a nice theory. All I had to do was implement it.

Я вернулся в Штаты, чтобы закончить степень бакалавра современных иностранных языков, закончить перевод китайский повести и написать стилизацию трилогии Сэмюэля Беккета на французском языке для моего дипломного проекта. Это дало мне некоторый практический опыт в области выполнения невозможного: как захватить социо-реалистический романтический юмор таким образом, чтобы обычные американцы имели возможность его понять, и подражать лауреату Нобелевской премии. Я до сих пор не увидел себя на стене почета.

I was offered a scholarship to go to Harvard to study something called "Regional Studies—East Asia," a "terminal" master's program (little did I know how accurate that term would be) I was assured would lead me into doctoral studies and the cushy job of my dreams. Честно говоря, я и понятия не имел, во что ввязывался. Я сделал свою дипломную работу в небольшом гуманитарном колледже, и хотя я учился за границей в некоторых крупных университетах, в действительности я понятия не имел, что представляла из себя научная жизнь. Интеллектуальная неуверенность, вечные сомнения- публиковать или погибнуть , высокая конкурентоспособность - я так много слышал об этих понятиях, но на практике ни разу с ними не столкнулся.

Через несколько месяцев я переехал из никому неизвестного Огайо в Кембридж, штат Массачусетс, чтобы выучить, по сути ,все, что связано с Китаем. Я думал, что мой китайский был достаточно хорош для иностранца, но потом я повстречался с некоторыми из моих коллег : испанцем, который имеет степень бакалавра классической китайской литературы в Пекинском университета, бывшего студента - активиста 60-х годов, который живет по обмену в Китае уже несколько лет, британскую женщину, которая также провел несколько лет, живя и обучаясь в Китае, и это еще не включая всех китайских студентов. И чтобы не остаться мелкой изолированной от всех рыбкой в своем пруду, мне пришлось изменить направленность своих действий.

Когда я сказал моему консультанту я перевел повесть, он был заинтригован. Он посмотрел на мою работу, и познакомил меня с уважаемым коллегой из другого университета, который собирал антологию китайской художественной литературы в переводе. Я создал историю, которая внезапно превратила меня в публикуемого литературного переводчика.

Оглядываясь назад, перевод с китайского на английский язык был, вероятно, лучшей практикой для испанского и французского переводчика, какая только могла быть. Переводя с английского на китайский и наоборот, ваше воображение выходит далеко за пределы определений словаря, так как буквальный перевод представить виртуально порой невозможно.

Во всяком случае, я закончил аспирантуру , получил свою "высшую" степень ( что в действительности уничтожило любые мои академические устремления ), и начал искать работу. Не имея ни малейшего представления о том, чем я хочу заниматься в жизни, я подавал документы везде ,где было можно. Несмотря на то, что я работал в колледже и аспирантуре, мое резюме было немного эклектично : преподаватель французского и китайского языков, шеф-повар по приготовлению быстрых завтраков в греческой закусочной, библиотекарь, продавец чистящих средств, техник по контролю качества для производителей автомобильных компонентов, учитель английского, бармен, спасатель и литературный переводчик.

И странно, но судьба распорядилась так, что после добавления мной нескольких статей в местную газету, гонорар за которые был настолько мал, что мне не хватало даже на покрытие своей доли арендной платы, мое будущее " литературного переводчика " само постучало мне в дверь, и меня вызвали на интервью на языковое отделение института в Бостоне. И это мой невероятно быстрый и всеми читаемый перевод китайского диплома подвел меня к работе в качестве " помощника режиссера переводов". В институте было три отделения: обучение иностранным языкам , на любом языке, какой вы хотите на платной основе, далее английский как второй родной язык для иностранных студентов и руководителей и переводческое отделение. В отделе переводов я работал под руководством невероятно интересной и яркой личности. Мой руководитель - ни на минутку не выпускавший из рук сигарету француз, бывший водитель такси и дирижер оркестра, который плавно ввел меня меня в бездонный и слегка хаотичный мир перевода.

Тогда до меня быстро дошло, что представляла из себя рутинная работа менеджера проекта в те времена, когда человечество еще не знало об интернете. Бесконечные телефонные разговоры, искусство убеждать вечно-занятых переводчиков делать все в сроки , как заправлять факсимильный аппарат термобумагой и где достать экспрессо и сигареты для моего босса. Что гораздо более важно, в это время я обнаружил интерфейс для подключения жесткого диска и другой периферии к компьютеру, и в это же самое время он исследовался федеральной торговой комиссией. Именно мои публикации привели меня к АТА, и тогда я понял, что переводчик может зарабатывать приличные деньги.

Я также встречался со многими переводчиками и имел возможность ознакомиться с их работой. Studying how different translators solved a wide range of translation problems and assumed the written identities of a variety of authors—from business people and policy-makers, to technical writers and journalists—fascinated me. Это было своего рода представление, только вместо сцены была бумага. И мне представилась возможность переводить то, что хотелось самому. Так же в языковом институте я познакомился со своей будущей женой, дизайнером обуви, которая приехала из Испании изучать английский язык. Я не говорил по-испански, так как был в Севилье достаточно давно, но с помощью пары моих терпеливых двуязычных друзей и, за редким успехом, прослушки аудио записей, в течение некоторого времени я снова заговорил на испанском.

И наконец любовь, работа и моя жизнь в целом слились воедино в первые годы моей работы и я понял, что нашел свое призвание . Все вдруг стало ясным для меня. Я должен был быть переводчиком. Возможно еще не самым лучшим, но, вне всяких сомнений, именно переводчиком. Я откуда-то знал, что обладаю всеми качествами, необходимыми для данной профессии. Ища развития и поддержки, я обратился в местное собрание переводчиков , и в конце концов, провел свою первую конференцию.

Конечно, за все это время, я ни разу не изучал перевод, как таковой. Я только выполнял его. Повстречав переводчиков гораздо более квалифицированных и опытных, чем я, я начал понимать и другие вещи. Вы должны найти свою специальность, свою нишу, использовав при этом все ранее полученные вами практические знания. И здесь внезапно оказалось, что мой опыт работы с эклектикой, имел определенную ценность. Я нашел себя в переводе руководств по техническому контролю качества , и выполнял работу для предприятий пищевой промышленности и по производству напитков. Я также обнаружил, что был окружен юристами и учеными в лице моих соседей по комнате и лучших друзей, которые вдруг превратились для меня в огромный терминологический и технический ресурс.

Тот факт, что я никогда не изучал перевод одновременно мешал и будоражил мое воображение. С одной стороны, до этого момента в моей жизни , я ничем в действительности не занимался кроме учебы, и чувствовал, что имел мало практического опыта в чем-либо продаваемом. С другой стороны, я упивался тем, что сейчас я был практиком, честно зарабатывавшим на жизнь словом.

Примерно в это время, имея не так уж и много опыта за плечами, я принял решение о начале своей независимой карьеры. Не имея никакого опыта ведения бизнеса, я ошибался везде, где только мог. Мне не составило большого труда понять, что на практике все оказалось сложнее, чем я думал. Мне было необходимо обзавестись клиентами, и многие бюро переводов были гораздо более избирательны, чем мой бывший работодатель.

Я возобновил отношения с людьми, которых знал еще в институте, и обзавелся некоторыми друзьями в сфере бизнеса. Один из них был достаточно любезен, чтобы предложить мне неполный рабочий день в другом бюро переводов, которое также было частью более крупной корпорации , занимавшейся торговлей с Китаем, публикации статей на эту тему, и консалтинговую практику.

Там, в дополнение к изучению различных направлений их работы, я мог приобрести больше навыков, в том числе, как научиться редактировать и правильно писать, изучил рынок услуг, узнать о международной торговле, осознал все ошибки, допущенные мной в языковом институте и многое другое. Если говорить кратко, то там я узнал о ключевых моментах ведении бизнеса, которые помогли мне перейти от любительского уровня к профессиональному статусу и научили правильно выполнять те или иные вещи. Когда переводческий бизнес был выделен в качестве независимой отрасли, я начал заниматься внештатной переводческой практикой на стороне.

В то время как компания росла и обзаводилась новыми клиентами, заработала себе прочную и положительную репутацию за качественное выполнение услуг , я снова начал беспокоиться. Now married, but by no means settled, and having lived in Boston—a notoriously transient city—for a number of years, I thought I must be missing something, so after a couple trips to visit my brother-in-law, who had recently relocated to Miami, we decided to pack up and make the move.

После провала моей первой попытки уйти в самостоятельную деятельность, сейчас я был гораздо более подготовлен. Я накопил денег , и к этому моменту имел все оборудование и множество контактов, базу постоянных клиентов, и стал рекламировать свои услуги .

Одна из первых вещей, которую я сделал после переезда в Майами было мое присоединение к местной ATA. В это время в Бостоне я нашел Новую Английскую Ассоциацию переводчиков, вдумчивую группу профессионалов, которые относились к новичкам с большим пониманием. Отделение ATA во Флориде, не было таким большим, но был не менее доброжелательным, и я вскоре обнаружил, что совсем развязал руки своим ребятам. Эта работа свела меня с новыми клиентами и коллегами, помогла моему карьерному расти, и вскоре после этого, я обнаружил себя в президентском кресле.

Having no experience with running an association—even a small one—my term as president was a constant lesson in diplomacy, a master course in trying to please an incredibly diverse membership (an inevitable truth in translators' associations of all sizes), a primer in event planning, and an incredibly valuable experience in volunteer management. И всеми этими уроками мне бы хотелось поделиться с читателями нашего Переводческого журнала.: сформулировав их в одной фразе: Никогда, ни при каких обстоятельствах не останавливайтесь на достигнутом!

Во время моего пребывания на посту президента FLATA, я был выдвинут кандидатом на пост правления ATA. Меня не избрали по результатам первого круга голосования, но я получил предложение возглавить комитет. Это привело к моему второму назначению, где я, наконец, получил шанс работать там где хотел. Мое двухразовое пребывание в команде, а также работа в нескольких комитетах, прежде всего в главном комитете и в отделении по связям с общественностью, дало мне огромное понимание того, как работает отрасль в целом, как работают переводческие объединения, и как переводчики работают в этих самых объединениях и ассоциациях. Даже в АТА мое постоянное стремление к новому сослужило мне хорошую службу.

Интересно (для меня по крайней мере) , наблюдать за друзьями, ушедшими в юридическую школу и их прохождение докторских программ в области наук, смотреть и слушать как они становятся все более и более развитыми специалистами в своих областях знаний. Возможно, это и было тем сигналом, который подтолкнул меня к тому, что я должен найти свою сферу специализации.

Я до сих пор по-настоящему наслаждаюсь переводом правовой документации. Legal documents, whether contracts, bylaws, treaties, or legislative texts, have a story to tell—some more interesting than others, granted—but stories nevertheless. Научные тексты захватывают меня с ровно такой же силой, все эти жизненные вопросы- как и почему. Но мое вечное стремление вперед раскрыло все двери, в моем случае, все переводческие. Этот путь вобрал в себя все мои интересы, навыки и в конечном счете, опыт .

Тексты различной направленности, от законодательных к научным, от поэзии до убедительных текстов, хотя первоначально мне все совсем не казалось прозрачным и легким для понимания. Так что я решил стать профессионалом своего дела.

В качестве переводчиков , мы тренируем наши глаза и уши (и серое вещество между ними ), так как они выполняют большую часть нашей работы. У нас есть переводческий слух. Мы пытаемся "услышать" тексты. As an aspiring sommelier, I had to learn to use my nose and mouth as well. And once I did, the terminology that frustrated me so, suddenly all made sense. The legislation grew out of the history, which had to do with the grapes, their chemical properties and transformation into wines, the odes they inspire, and the way they are sold. Again, it was the practical, rather than the theoretical aspect of the subject matter that fascinated me.

Во многом , моя профессия сомелье была таким же боевым крещением как и процесс становления специализированным переводчиком. Я начал осваивать новую незначительную и малоизвестную мне область, и лишь потом понял какое поистине важное значение она в себе несет. Я знаю, где найти ответы на свои вопросы, и как правильно выполнять сложную работу. Мало того, что этот опыт открыл для меня множество дверей, в том числе я нашел себя в интересной работе, связанной со спиртными напитками и торговыми организациями. А также это подарило мне бесценный опыт перевода во всех областях нашей жизни.

И теперь, в качестве переводчика, который работает на правительство, я по-прежнему продолжаю находить удовольствие в этом сложном мире, мире перевода. Я стараюсь правильно выполнять свою тяжелую работу.