CLOSE
Original image
iStock

9 маленьких переводческих ошибок - причина больших проблем

Original image
iStock

Знания двух языков еще не достаточно для обладания навыка перевода. Уметь переводить значит обладать особым навыком, над развитием которого профессионалы долго и упорно работают. In their book Found in Translation, professional translators Nataly Kelly and Jost Zetzsche give a spirited tour of the world of translation, full of fascinating stories about everything from volunteer text message translators during the Haitian earthquake rescue effort, to the challenges of translation at the Olympics and the World Cup, to the personal friendships celebrities like Yao Ming and Marlee Matlin have with their translators.

Важность правильного перевода становится более очевидной, когда что-то начинает идти не так. Далее следует девять примеров из книги, показывающих насколько могут быть высоки ставки в работе переводчика.

1. Слово, обошедшееся в 71 миллион долларов

В 1980 году 18-летний Вилли Рамирез (Willie Ramirez) поступил в коматозном состоянии в одну из больниц Флориды. Друзья и семья пациента пытались описать его состояние спасателям и врачам, лечившим его, но говорили они лишь на испанском. Перевод был произведен одним из членов персонала, билингвом. Он перевел "intoxicado" как "intoxicated" (находящийся в состоянии (наркотической или алкогольной) интоксикации). Профессиональный переводчик мог бы знать, что слово "intoxicado" ближе к "poisoned" (отравленный) и не имеет такого же значения, как слово "intoxicated", связанного с наркотической или алкогольной зависимостью. Семья Рамирез была уверенна, что он страдал от пищевого отравления. На самом деле у него было внутримозговое кровоизлияние, но доктора действовали, ссылаясь на информацию о преднамеренной наркотической передозировке, которая могла привести к некоторым симптомам, которые наблюдались у пациента. По причине задержки лечения Рамирез остался парализованным. В качестве компенсации за полученный вред по причине непрофессиональной халатности он получил 71 миллион долларов.

2. Ваши вожделения на будущее

Во время путешествия в Польшу в 1977 президента Картера Государственный департамент нанял русского переводчика, который знал польский язык, но никогда профессионально не переводил с него. Через переводчика Картер закончил свое выступления, сказав на польском: "when I abandoned the United States" ("когда я отказался от Соединенных Штатов") вместо "when I left the United States" ("когда я уехал из Соединенных Штатов") и "your lusts for the future" ("ваши вожделения на будущее") вместо "your desires for the future" ("ваши желания на будущее"). СМИ обеих стран насладились этим сполна.

3. Мы вас похороним

В разгаре Холодной войны советский премьер Никита Хрущев в своей речи произнес фразу, которая была переведена с русского как "we will bury you" ("мы вас похороним"). Она была воспринята как устрашающая угроза закопать США под ударом ядерной бомбы, что лишь обострило отношения между США и Россией. Как бы то ни было, перевод оказался слишком буквальным. Смысл русского выражения более тяготел к "we will live to see you buried" ("мы будем наблюдать за вашими похоронами") или "we will outlast you" ("мы вас переживем"). Конечно, не совсем дружелюбно, но уже не так угрожающе.

4. Ничего не делать

В 2009 году HSBC банку пришлось запустить десятимиллионную кампанию по ребрендингу с целью восстановления после урона, нанесенного броской фразой "Assume Nothing", переведенной как "ничего не делать" в различных странах.

5. Падение рынка

Паника на мировом рынке иностранных валют привела к резкому падению курса доллара после опубликования в интернете прямо-таки не лучшего перевода на английский язык статьи Хуана Хьяндонга (Guan Xiangdong) издательства China News Service. Оригинальная статья была обычным теоретическим обзором некоторых финансовых докладов, но на английском статья звучала более аутентично и конкретно.

6. что такое на голове у Моисея?

Святой покровитель всех переводчиков Иероним выучил иврит для того, чтобы перевести Ветхий Завет на латинский с языка оригинала вместо греческой версии третьего века, которой все раньше пользовались. Итоговая версия на латинском, ставшая основой для сотен последующих переводов, содержала в себе известную ошибку. Когда Моисей спустился с горы Синай, над его головой было "сияние", на иврите "karan". Но в письме иврит не использует гласных звуков, и святой Иероним прочитал "karan" как "keren", что в переводе означает "рогатый". Из-за этой ошибки Моисей был веками изображен на картинах и скульптурах с рогами, отсюда также последовал странный и обидный стереотип рогатых евреев.

7. Шоколад для него

В 50-х, когда компании по производству шоколада начали подстрекать людей праздновать день Св.Валентина в Японии, неправильный перевод одной из компаний дал людям неправильное понимание традиции, состоявшее в том, что женщины должны дарит мужчинам шоколад на праздник. Это то, что они и делают в этот день. 14 февраля женщины Японии забрасывали своих мужчин шоколадными конфетами и трюфелями, а 14 марта мужчины благодарили их в свою очередь. Как ни крути, все равно победа для компаний-производителей шоколада.

8. Ты должен одолеть Чэн Луна

В японской видео-игре Street Fighter II один из героев говорит: "if you cannot overcome the Rising Dragon Punch, you cannot win!" ("если ты не сможешь победить восстающего дракона, ты не сможешь выиграть!") Когда эта фраза была переведена с японского на английский герой "восстающего дракона" был переведен как "Sheng Long" ("Чэн Лун"). Одни и те же герои могут иметь разночтения на японском языке, но переводчик, работая над списком фраз и будучи несведущим в контексте, подумал, что в игре просто появился новый персонаж. Геймеры просто с ума сходили, пытаясь разобраться, кто такой этот Чэн Лун и как его победить. В 1992 году в качестве шутки на первое апреля издание Electronic Gaming Monthly опубликовало тщательно продуманные и трудные для исполнения инструкции о том, как победить Чэн Луна. Этот обман не был разоблачен вплоть до декабря, после миллионов несомненно потраченных впустую часов.

9. Неприятности в Вайтанги

В 1840 году Британское правительство заключило сделку вождями Маори на территории Новой Зеландии. Маори нуждались в защите от преступников, моряков и торговцев, занимающихся мародерством на их землях, а британцы хотели расширить свои колониальные владения. Договор Вайтанги был составлен и подписан обеими сторонами. Но они подписывали разные документы. В английской версии, маори должны были "уступить ее королевскому величеству королеве Англии абсолютно и безоговорочно все права и власти суверенитета". В переводу маори, составленном британским миссионером, они не обязаны были отдавать суверенитет, а лишь руководство. Они считали, что они получали законодательство, но сохраняли право самим руководить своей территорией. Но все вышло не так, и даже спустя поколения вопросы по поводу значения этого договора до сих пор разбираются.

Original image
iStock // Ekaterina Minaeva
technology
arrow
Man Buys Two Metric Tons of LEGO Bricks; Sorts Them Via Machine Learning
May 21, 2017
Original image
iStock // Ekaterina Minaeva

Jacques Mattheij made a small, but awesome, mistake. He went on eBay one evening and bid on a bunch of bulk LEGO brick auctions, then went to sleep. Upon waking, he discovered that he was the high bidder on many, and was now the proud owner of two tons of LEGO bricks. (This is about 4400 pounds.) He wrote, "[L]esson 1: if you win almost all bids you are bidding too high."

Mattheij had noticed that bulk, unsorted bricks sell for something like €10/kilogram, whereas sets are roughly €40/kg and rare parts go for up to €100/kg. Much of the value of the bricks is in their sorting. If he could reduce the entropy of these bins of unsorted bricks, he could make a tidy profit. While many people do this work by hand, the problem is enormous—just the kind of challenge for a computer. Mattheij writes:

There are 38000+ shapes and there are 100+ possible shades of color (you can roughly tell how old someone is by asking them what lego colors they remember from their youth).

In the following months, Mattheij built a proof-of-concept sorting system using, of course, LEGO. He broke the problem down into a series of sub-problems (including "feeding LEGO reliably from a hopper is surprisingly hard," one of those facts of nature that will stymie even the best system design). After tinkering with the prototype at length, he expanded the system to a surprisingly complex system of conveyer belts (powered by a home treadmill), various pieces of cabinetry, and "copious quantities of crazy glue."

Here's a video showing the current system running at low speed:

The key part of the system was running the bricks past a camera paired with a computer running a neural net-based image classifier. That allows the computer (when sufficiently trained on brick images) to recognize bricks and thus categorize them by color, shape, or other parameters. Remember that as bricks pass by, they can be in any orientation, can be dirty, can even be stuck to other pieces. So having a flexible software system is key to recognizing—in a fraction of a second—what a given brick is, in order to sort it out. When a match is found, a jet of compressed air pops the piece off the conveyer belt and into a waiting bin.

After much experimentation, Mattheij rewrote the software (several times in fact) to accomplish a variety of basic tasks. At its core, the system takes images from a webcam and feeds them to a neural network to do the classification. Of course, the neural net needs to be "trained" by showing it lots of images, and telling it what those images represent. Mattheij's breakthrough was allowing the machine to effectively train itself, with guidance: Running pieces through allows the system to take its own photos, make a guess, and build on that guess. As long as Mattheij corrects the incorrect guesses, he ends up with a decent (and self-reinforcing) corpus of training data. As the machine continues running, it can rack up more training, allowing it to recognize a broad variety of pieces on the fly.

Here's another video, focusing on how the pieces move on conveyer belts (running at slow speed so puny humans can follow). You can also see the air jets in action:

In an email interview, Mattheij told Mental Floss that the system currently sorts LEGO bricks into more than 50 categories. It can also be run in a color-sorting mode to bin the parts across 12 color groups. (Thus at present you'd likely do a two-pass sort on the bricks: once for shape, then a separate pass for color.) He continues to refine the system, with a focus on making its recognition abilities faster. At some point down the line, he plans to make the software portion open source. You're on your own as far as building conveyer belts, bins, and so forth.

Check out Mattheij's writeup in two parts for more information. It starts with an overview of the story, followed up with a deep dive on the software. He's also tweeting about the project (among other things). And if you look around a bit, you'll find bulk LEGO brick auctions online—it's definitely a thing!

Original image
Nick Briggs/Comic Relief
entertainment
arrow
What Happened to Jamie and Aurelia From Love Actually?
May 26, 2017
Original image
Nick Briggs/Comic Relief

Fans of the romantic-comedy Love Actually recently got a bonus reunion in the form of Red Nose Day Actually, a short charity special that gave audiences a peek at where their favorite characters ended up almost 15 years later.

One of the most improbable pairings from the original film was between Jamie (Colin Firth) and Aurelia (Lúcia Moniz), who fell in love despite almost no shared vocabulary. Jamie is English, and Aurelia is Portuguese, and they know just enough of each other’s native tongues for Jamie to propose and Aurelia to accept.

A decade and a half on, they have both improved their knowledge of each other’s languages—if not perfectly, in Jamie’s case. But apparently, their love is much stronger than his grasp on Portuguese grammar, because they’ve got three bilingual kids and another on the way. (And still enjoy having important romantic moments in the car.)

In 2015, Love Actually script editor Emma Freud revealed via Twitter what happened between Karen and Harry (Emma Thompson and Alan Rickman, who passed away last year). Most of the other couples get happy endings in the short—even if Hugh Grant's character hasn't gotten any better at dancing.

[h/t TV Guide]

SECTIONS
BIG QUESTIONS
BIG QUESTIONS
WEATHER WATCH
BE THE CHANGE
JOB SECRETS
QUIZZES
WORLD WAR 1
SMART SHOPPING
STONES, BONES, & WRECKS
#TBT
THE PRESIDENTS
WORDS
RETROBITUARIES