Advertisement
YOU ARE HERE: LAT HomeCollectionsBrain

Двуязычие хорошо воздействует на мозг

Ученые считают, что этот навык помогает улучшить многозадачность и правильное расставление приоритетов, а также помогает предотвратить ранние симптомы болезни Альцгеймера.

February 26, 2011|By Amina Khan, Los Angeles Times
  • Elena Marqueto-Kelly teaches an advanced Spanish class for first- to third-graders. A group of bilingual parents have organized Sunday school at Blair East Elementary School in Pasadena to expose their children to the language.
Elena Marqueto-Kelly teaches an advanced Spanish class for first- to third-graders.… (Axel Koester, For the Times )

Дает ли двуязычие детям младшего возраста какие-либо психические края или же задерживает их обучение?

Это зависит от того, кого вы спрашиваете.

Двуязычное образование рассматривается некоторыми кругами в политике образования, как немного больше чем незрелая методика образования студентов, чей родной язык не является Английским. Хотя эта методика принимает много форм, программы двуязычного образования обычно включают в себя обучение студентов как на их родном, так и на английском языках. Сколько каждый язык будет использован и который из них будет считаться академическим, зависит от программы.

Ученые неврологи все чаще приходят к консенсусу, что двуязычие имеет множество положительных последствий для мозга. Несколько таких исследователей отправились на ежегодную Американскую Ассоциацию, для содействия в развитии науки в Вашингтоне, округе Колумбия, чтобы предоставить свои открытия. Среди них:

• Двуязычные дети являются более эффективными в многозадачной среде.

• Взрослые, которые говорят более чем на одном языке, лучше выполняют работу в потенциально запутанной ситуации, правильно расставляя приоритеты.

• Двуязычие помогает предотвратить ранние симптомы болезни Альцгеймера в пожилом возрасте.

Эти преимущества происходят из-за того, что мозг постоянно жонглирует двумя, или более языками, говорит Эллин Бьялисток, профессор психологии в Нью-Йоркском Университете в Торонто, которая выступила на ежегодном совещании AAAS. Например, человек, который разговаривает на хинди и на тамильском языке, не может просто "отключить" тамильский, если он разговаривает с носителями языка хинди. Это происходит, потому что мозг постоянно пытается решить, какой язык является наиболее подходящим для данной ситуации.

Это постоянное переключение между двумя лингвистическими системами тренирует так называемые исполнительные функции мозга, расположенные в основном в префронтальной коре. Это часть мозга, которая отвечает за внимательность, игнорирует отвлекающие факторы, держит различные кусочки информации в голове при решении какой-либо проблемы и переключает их.

"Если вы входите в комнату, то есть масса вещей, которые могли бы привлечь ваше внимание" - говорит Бьялисток. "Как у нас вообще получается сосредоточиться? Каким образом наш разум обращает внимание именно на то, на что нужно, без каких-либо отвлечений?"

Ученые используют так называемый Струп-тест (искажение образа связанного с цветовым восприятием понятия при наборе соответствующего термина шрифтом неадекватного цвета), чтобы проверить чью-либо способность определять крупицы главного, будучи засыпаны посторонней информации. Субъектам предоставляется слово, означающее конкретный цвет, и их просят определить цвет чернил, на фоне которого это слово напечатано. Таким образом, если слово "синий" и оно напечатано на синем фоне, то нет проблем. Но с другой стороны, если слово "синий" написано на красном фоне, им нужно будет разобраться какая часть информации от них требуется - цвет фона или написанное название цвета.

"Это очень сложно сделать, потому что невероятно тяжело блокировать информацию от слова." - говорит Бьялисток.

Людям, которые говорят только на одном языке требуется 240 миллисекунд, чтобы отреагировать на эту психическую обманку, это значительная задержка со стороны мозга. В то время как у двуязычных людей занимает всего 160 миллисекунд, чтобы дополнительно разобраться в этом. Бьялисток предположила, что это происходит, потому что на протяжении дня они привыкли выбирать информацию в потенциально запутанной ситуации.

Двуязычные люди редко используют не правильный язык в разговоре с человеком, знающим один язык. Но если слушатель тоже говорит на обоих языках, говорящий может переключаться между ними, чтобы наиболее точно выражать свои мысли.

Прежде, чем сказать что-то, мозг билингвистов тормозит один язык, в то время как используется другой, говорит профессор психологии из Университета штата Пенсильвания, Джуди Кролл, которая так же выступала на конференции Данный эффект особенно заметен, когда говорящий выбирает язык, который слабо знает, вместо доминирующего, добавляет она.

Эта возможность быстро заблокировать момент неподходящего языка, является психической тренировкой, которая повышает исполнительные функции мозга.

Умение жонглировать языками-это навык, который возможно заслуживает уважения за когнитивные преимущества билингвистов - хотя, ученые подчеркивают, что это не значит, что они будут лучше учиться, чем люди, знающие только один язык. Но это делает мозг более гибким, позволяя билингвистам лучше справляться в многозадачном режиме, быстрее выделять ключевую информацию и более эффективно игнорировать отвлекающие факторы.

Эти преимущества пригодятся не только для школьников - они действуют на протяжении всей жизни. Исследование, опубликованное в прошло году, в журнале "Неврология": 211 обследованных пациентов имеют болезнь Альцгеймера, было обнаружено, что те, кто говорит только на одном языке, увидели свои первые симптомы на 4 или 5 лет раньше, чем их двуязычные сверстники. Хоть знание двух языков и не излечит болезнь, это помогает укрепить те части мозга, которые восприимчивы к ранней атаке деменции, что позволяет им выдерживать нападения гораздо дольше.

Тем не менее, государственные школы отказываются от двуязычного образования, которое было на протяжении некоторого времени. В частности, такой сдвиг был вызван политическими убеждениями, т.к дети, которые говорят на нескольких языках, обычно из семей иммигрантов.

"Билингвизм всегда был политической точкой накала, как один шаг от иммиграции" - говорит Кенджи Хакута, психолингвист из Стэнфордского университета образования.

В школах, сосредоточенных на том, чтобы дети учились говорить на английском как можно быстрее, родители которые хотят, чтобы их дети пользовались преимуществами билингвизма, должны продолжать разговаривать на родном языке в единственном условии, которое они могут контролировать: дом.

"Ты находишься в том обществе, где английский, является языком власти" - говорит Хакута. Если родители переключаются туда-сюда с английского на другой язык, говорит он, то они "могут вырастить ребенка, который будет говорить только на одном языке- на английском."

amina.khan@latimes.com

Advertisement
Los Angeles Times Articles
|
|
|